воскресенье, 18 февраля 2018 г.

Антисемитизм в Польше? Тувия Тененбом проводит расследование и оно поражает...

Последние 13 еврейских душ Лодзи



Раньше я приезжал в Польшу каждый год, и больше всего мне запонился мой первый визит, когда я был ещё наивным туристом. Я был полностью захвачен страной, землёй моих предков, её людьми и её нравами.
И физически и по своему менталитету поляки мне казались очень близкими к тем, кого я знал лучше всего, к ашкеназскими евреями Соединённых Штатов и Израиля. У них было сходное чувство комического, и те, и другие жаловались на то, что их никто не любит.

Это неудивительно, скажете мне вы, так как евреи живут в Польше около тысячелетия.

Может быть...

Город, который я посетил в первый раз, был Лодзь, город, который приютил сотни тысяч евреев, в то время, когда они ещё жили в Польше.

Что меня сразу поразило, это бесчисленные граффити звёзд Давида повсюду. Должно быть, здесь любят евреев, сказал я себе.
В пятницу вечером, когда религиозные евреи отмечали Шаббат, я отправился в синагогу, чтобы быть с любимым народом.
Я никогда не забуду тот вечер.
Когда религиозная служба закончилась, я подошёл к одному из верующих, старому еврею с длинной бородой, и сказал ему, как сильно я поражён любовью к евреям, переполняющую улицы Лодзи.

Он посмотрел на меня как на идиота и схватил за руку.
"Любовь? - спросил он. "К концу войны, очень немногие из нас выжили. Я был одним из них. Мы сели в поезд, чтобы вернуться домой, откуда мы уехали во время войны. Вдруг, в середине пути, на ходу поезда, поляки встали и начали стрелять в нас, в каждого еврея, которого они видели в поезде. Я спрыгнул с поезда, но  они продолжали стреляли в меня. Я выжил. Поляки хотели закончить то, что не закончили немцы. Никто здесь не любит нас".

Мне понадобилось несколько дней, чтобы понять, что звёзды Давида были признаками не любви, а ненависти.
Лодзь, в которой находится одно из крупнейших еврейских кладбищ в Европе, имеет два футбольных клуба, которые были основаны более века назад; один принадлежал еврею, а другим руководил еврей.

Польские евреи почти все уехали из Лодзи, но клубы остались.
Один из этих клубов называется Widzew, и его фанаты  рисуют  лакокрасочными бомбами имя своей любимой команды на всех стенах, которые им попадаются.
Разумеется, не все являются фанатами Widzew`а. Например, другие болеют за ŁKS, конкурирующий футбольный клуб. И когда болельщик LKS видит название клуба  Widzew, он рисует две буквы в слове Widzew, Z вместо W и Y вместо I, чтобы написать  Zydzew.  Żyd по-польски означает еврей.
Закончив, он царапает на стене  название своего клуба ŁKS.
Фанат Widzew` а, который с ужасом обнаруживает свой клуб опозоренным такой надписью, тут же рисует звезду Давида вокруг буквы K в слове  ŁKS.
Короче, каждый говорит другому одно и то же: "Ты - еврей!".
Для них, "еврей" самое отвратительное слово, хуже, чем сатана.
Иногда  авторы граффити в Лодзи любят рисовать картинки. Например, еврея или звезду Давида висящими на виселице.
Я устал от этого празднования антисемитизма на улицах Польши, и уехал, не возвращаясь.

В конце прошлого года, Польша замелькала в новостях, когда она дважды выступила против ЕС.

Первая конфронтация была довольно серьёзной: Европейская Комиссия заявила, что она приняла решение возбудить дисциплинарные меры в отношении Польши в соответствии со статьей 7, что может в конечном итоге привести к приостановлению права голоса Польши.

В пресс-релизе ЕК заявила, что:

"В течение двух лет, польские власти приняли более 13 законов, затрагивающих всю структуру судебной системы в Польше и что несмотря на неоднократные попытки в течение двух лет вовлечь польские власти в конструктивный диалог в рамках законодательного права, Европейская Комиссия пришла к  выводу о том, что существует явная опасность серьёзного нарушения законодательного права в Польше".

Вторая  конфронтация была с большинством стран ЕС и касалась Иерусалима.

Вскоре после того, как президент США Дональд Трамп признал Иерусалим столицей Израиля, Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию об отмене его декларации, и Польша, в отличие от большинства стран ЕС, воздержались при голосовании. Даже Германия, страна, которая как правило не голосует за резолюции, направленные против  Израиля, проголосовала за. Польша - нет.
В последние годы ЕС, образование, за которым я пристально слежу, проявляет признаки растущего антисемитизма. Естественно, после десяти лет перерыва, я вновь решил посетить это государство-парию, Польшу.
Политический ландшафт, об эволюции которого я узнавал из сми, изменился.
Консервативная партия "Право и Справедливость" - PiS, основанная её лидером Ярославом Качиньским, формирует нынешнее правительство Польши во главе с премьер-министром Матеушем Моравецким.
Бывшее правительство, возглавляемое тогдашним премьер-министром Дональдом Туском и его либерально настроенной партией Гражданская платформа, было любимцем ЕС, и Дональд Туск быстро получил пост Президента Европейского совета. Но против всякого ожидания, в настоящее время Дональд Туск является одним из самых ярых критиков Польши.

И вот в начале 2018 года я лечу в Польшу.
Конечно, из любопытства, я еду сначала в Лодзь. Мэр Лодзи является членом Гражданской платформы, и я надеюсь, что сегодняшний город сильно отличается от того, каким он был раньше.
Уже в субботу утром,  "активные члены еврейской общины Лодзи"- как они мне  представились, пришли  в синагогу, чтобы отпраздновать Шаббат.

В целом, число евреев, присутствующих сегодня  на службе, составляет тринадцать человек. Официально в Лодзи  живёт около ста евреев, но никто не знает, где они.
Старого еврея с длинной бородой уже нет; он умер. И здесь нет никого, кто  бы меня схватил за руку.
Всего тринадцать евреев или тех, кто хотел бы ими быть, и они  никого не хватают за руку.
В конце молитвы, тринадцать человек садятся, чтобы съесть пирог. Я присоединяюсь к ним. Я съедаю три куска. Это печальный и кроткий момент: умирающее сообщество вокруг сладкого пирога.

Затем я ухожу.

Снаружи очень холодно. Воздух ледяной. Но мне нравится Лодзь, даже когда холодно. Есть что-то в Лодзи, городе, еще не отмеченном иностранцами, как Краков или Варшава. Лодзь реальна. Лодзь - настоящая Польша.
Когда-то здесь поселились сотни тысяч людей, ищущих стабильную работу. Но спустя какое-то время, по той или иной, по исторической  или другой причине, текстильные заводы остановились, многие люди уехали, и город погрузился в нищету, депрессию и апатию. Некогда экстравагантные дворцы и особняки, радость для глаз, превратились в гигантский ужас, в дома призраков.
Я иду по улицам Лодзи, и звёзды Давида смотрят на меня со всех сторон. Ничего не изменилось.
13 евреев, 700 000 христиан и несметное число звёзд Давида.
Либералы управляют этим городом.

Я почуствовал, что проголодался.

Ещё утром, дама на рецепшене в моей гостинице рекомендовала мне посетить ресторан, который "отвечает потребностям еврейских туристов".

Я отыскиваю его и занимаю столик. Звучит песня на иврите.
Я заказываю фаршированную рыбу, чолнт и кугель.
Что я могу сказать? Это еврейская еда, сделанная  неевреями. Что касается вкуса, это напоминает мне  Евхаристию.


Я заказываю виски. Виски хорош.


 
Прежде чем  оплатить счёт, я получаю, в знак признательности, что посетил это заведение, "жидка" - маленькую фигурку религиозного еврея, держащего грош.
Официантка говорит мне, что у них есть разные жидки...И каждый жидек держит грош.
С незапамятных времен, всем известно, что у каждого еврея есть деньги.

Я не знаю, смеяться  мне или плакать.

Чтобы разрешить свои сомнения, на другой день, ваш покорный слуга решил объединить свои силы с другим "жидеком" - Иисусом. И я иду в самую большую церковь в Лодзи, Лодзинский собор.

Какое место! Огромный, мощный, красивый, величественный.
Время 12:30, и скамейки заполняются одна за другой, старики, молодёжь, женщины и мужчины, все хотят поговорить с моими "жидеком" и его матерью.
Службу ведёт Ирениуш Кулеша. Это очень приятный человек, с сильной аурой. Служба проходит прекрасно и без заминки.
В конце службы я подхожу к священнику и он приглашает меня в свою частную резиденцию на чашку кофе.
У него скромный, но очень приветливый дом. Единственного, чего здесь нет, это любящей супруги.

Он наливает мне итальянский кофе, и угощает пирогом с польскими яблоками. Гораздо вкуснее, надо признать, того, что я ел в синагоге.
Вспоминая о 13 последних душах, которых я видел в синагоге,  спрашиваю, сколько человек молится в соборе.
"В соборе восемьсот мест, - отвечает  святой отец, - и по воскресеньям  идёт восемь служб. Некоторые службы пользуются бОльшей популярностью, чем другие, и  в среднем,  каждое воскресенье службу посещают 4500 человек, в том числе большое количество студентов из соседнего университета".

Религия находится  в упадке по всей Европе, но здесь, явно всё идёт хорошо. В чем секрет?

"В течение 123 лет Польша не существовала политически, поскольку страна была оккупирована Россией, Пруссией и Австро-Венгрией. Единственное, что объединяло поляков на протяжении всей нашей истории, был польский язык, который использовался церковью. К тому же, во время коммунизма люди могли услышать правду только в церкви".

Что вы можете сказать о нынешнем правительстве?

"Нынешнее правительство, - говорит он, предлагя мне  ещё яблочного пирога, - состоит из католиков и ближе к народу".

Некоторые говорят, как я слышал, что это правительство антисемитское. Как вы считаете?

"Абсолютно нет!"

А прежнее правительство было антисемитское?

"В Польше нет антисемитизма"

(Конечно, и не только в Польше, но и  во всём католическом мире).

"В католической доктрине нет ни антисемитизма, ни антиисламизма".

Можно заключить, что этот священник является большим сторонником размещения ближневосточных беженцев на польской земле. Но вы ошибаетесь. Его Святейшество выступает за приём сирийских христиан, но не сирийских мусульман.

"Когда я вижу, что мусульмане делают там с христианами, я не хочу их здесь".

Но в сущности, он не ненавидит мусульман. Он очень настроен  против нынешнего американского президента, который заявил, что Иерусалим является столицей Израиля.
Доедая второй кусок пирога, я пытаюсь понять его логику: он принимает сторону мусульман в противоборстве  с евреями по вопросу о Иерусалиме, но не хочет мусульман здесь.

Я показываю  Ирениушу Кулеше фотографии, которые  сделал в последние дни на улицах Лодзи, подтвержадющие антисемитские граффити. Может ли он повторить своё заявление о том, что в Польше нет антисемитизма?

К тому времени, как я доедаю свой пирог, священник меняет своё мнение.
"Иерусалим принадлежит евреям", - говорит он. И через неделю, он бы мог высказаться перед прихожанами по поводу граффити.

Я прощаюсь. Время встретиться и поговорить с людьми.

Я еду по городу, поворачиваю, кружу по улицам, пока не приезжаю в квартал с уродливыми бетонными зданиями.

Я приближаюсь к такому зданию.

Интересно: это фабрика?

Наверное, нет, так как я прямо в центре города.

Может быть, это конюшня.

Где же лошади?

Посмотрим.

Я выхожу из машины.

Прямо перед собой я вижу несколько маленьких звёзд Давида, это значит, что здесь живут не лошади, а люди.
К дому приближается человек с полиэтиленовым пакетом. Знакомимся. Его зовут Рафал. Не Давид.
Он живёт здесь со своей мамой. У него есть подруга, но она живёт не здесь. Рафал работает в компании Делл техником.
Он соглашается показать мне своё жильё.
Крошечная убогая квартирка, практически дыра в цементном здании. Место могло бы служить декорацией в  американском фильме ужасов. Только это не декорации. Это жилой дом. Без туалетов.

Туалеты, говорит Рафаль, снаружи.

А где ванная комната, Рафал?

Здесь, он  показывает на единственную раковину.

Вы иногда принимаете душ?

Да

Где? Как?

Он показывает кран над умывальником.

И ...?

Вот так.
Он брызгает водой из крана на тело.

Я замечаю трубу посреди комнаты.

Что это?

Отопление.

И сколько стоит удовольствие жить здесь?

200 злотых (48 €) в месяц, плюс 1000 в год (240 €) за отопление.

На лестничной клетке и у входа в его квартиру нарисовано несколько звёзд Давида.

Что это за символ?

Еврейский символ.

Вы еврей?

Нет

Тогда почему это здесь?

Рафал не отвечает, он просто говорит мне, что в городе было еврейское гетто.

Что лучше, партия Туска или партия Качиньского?

Качиньского

Я покидаю дыру, пересекаю улицу и отыскиваю туалеты. Это небольшое цементное здание. Внутри темно.

Здесь несколько туалетных кабинок с грязными дешёвыми деревянными дверями и каждая заперта на замок. И очень холодно. Холодно и темно.

Сколько поляков живут так? Я не знаю. Но мне редко приходилось видеть такую бедность раньше.

Проходят дни, и моя первая неделя пребывания в Польше скоро закончится. Сдержит ли Ирениуш Кулеша своё слово и будет ли говорить со своими прихожанами о звёздах Давида, нарисованных на стенах  домов в Лодзи?

В назначенный день, в воскресенье, я иду в собор.
Ирениуш Кулеша, как и в прошлый раз, проводит мессу.
И затем он делает проповедь для своих прихожан, сотен католиков Лодзи.
Он говорит им, что получил несколько фотографий.

"Покажите их", - говорит он невидимому помощнику.
Звёзды проецируются на экран  огромной церкви. Прихожане не могут их игнорировать, видя прямо перед собой своё безобразное творение.
"Мы знаем, что футбольные клубы Лодзи оскорбляют друг друга, часто бросаясь такими словами,  как "еврей". Покажите ещё фотографии"- говорит священник.
На экране появляется ещё ряд фотографий. на некоторых видно слово  "Jude".

"Посмотрите, какой уродливой стала Лодзь", - говорит он прихожанам.
Прихожане смотрят на экран, с застывшими лицами.

Одно за другим на экране появляются уродливые изображения, тогда как  Ирениуш Кулеша продолжает говорить:

"Такие изображения оскорбительны и мучительны для евреев. И я хочу напомнить вам, что иудаизм является основой нашей религии. Возможно, нам стоит посвятить особый день тому, чтобы закрасить эти пошлые граффити; удалить их со стен. Разве мир не станет более прекрасным? А наша Лодзь? Наша Польша? "

Я покидаю Лодзь, мой любимый польский город, и отправляюсь в Варшаву, столицу Польши.

"Продавцы сигарет с площади Трёх Крестов" Йозефа Земана, одна из самых сильных книг, которые я когда-либо читал о Холокосте, и вот площадь Трёх крестов прямо передо мной. На стене рядом со мной я замечаю граффити, изображающее звезду Давида, болтающуюся на виселице. Графическое воплощение мечты о смерти евреев.

В Варшаве не так много антисемитских граффити, но здесь продаются "жидки" с большими носами, чтобы принести удачу, как я вскоре узнаю. Если у вас есть жидек, говорят мне, вы добьётесь успеха в бизнесе.

Я захожу в Карму -  кафе на площади Святого Спасителя (Plac Zbawiciela) - место для крутых людей. Здесь молодые горожане, каждый со своим компаньоном или компьютером Apple.

Бартек - бывший банкир, и он не живёт в доме без туалетов. Он католик, и поддерживает партию PiS (Право и Справедливость). Он считает, что социальные программы, такие как "500+", чрезвычайно важны.

"Впервые, - говорит он, польское правительство заботится о людях".
"Поляк вы или нет, не имеет значения". Он бы не возражал родиться немцем или французом.
"Главное, - говорит он, - это идти по улицам Варшавы с красивой девушкой".

Я покидаю Карму, чтобы встретиться с другими жителями Варшавы.

Ионанна, бывшая католичка, вышедшая замуж за еврея, настроена  против партии PiS, и очень критически относится к польскому обществу в целом.
По её словам, антисемитизм в Польше составляет 60% за пределами Варшавы, и 30% в Варшаве.
Это не статистика, о которой она где-то читала,  это её впечатление.
Павел, молодой отец, говорит мне, что  "журналисты  настраивают людей против PiS, но люди отвечают на  это: поживите с нами за пределами Варшавы, и вы увидите, что PiS хорошая партия".
Несмотря на то, что PiS является крайне консервативной партией, Павел объясняет, что она без колебания занимается идеями и социальными программами, такими как 500+. Благодаря этой программе, инициированной PiS, на каждого ребёнка в семье, начиная со второго, выплачивется 500 злотых (120 €) в месяц. Неплохое подспорье для многодетных семей.

Пётр Бураш, директор Варшавского офиса Европейского совета по международным отношениям, либерального мозгового центра, частично финансируемого миллиардером Джорджем Соросом, рассказывает мне, что PiS даёт людям ощущение заботы о них и чувство единства. Либералы, по его словам, отстают от них в этом, и не предлагают такого рода ощущений.

Я ещё не встречал ни одного члена партии PiS, пожалуй, пришло время это сделать.

На следующий день я посещаю Ярослава Селлина.
Официальный титул Ярослава Селлина звучит так: государственный секретарь, министерство культуры и национального наследия.

Он принимает меня в своем прекрасном и просторном кабинете с чашкой кофе и стаканом соды. Никаких пирогов.

"Почему ЕС недоволен Польшей?"- спрашиваю я его.

Он говорит мне, что сам бы хотел это знать. По его словам, обвинения в изменениях, которые его партия внесла в польскую правовую систему необоснованны. Изменения, внесённые PiS, поставили польскую правовую систему наравне с остальными членами ЕС - и даже на более высокий уровень.

"В Германии судьи могут быть членами политических партий, - говорит он, - а в Польше не могут. Разве Польша не превосходит Германию?"

Каковы эти изменения?

В прежней системе, - отвечает он, - судьи выбирают судей для верховных судов страны. Его партия собирается изменить такую систему, настаивая на том, что парламент также присоединяется к процессу назначения судей, как и во многих других странах Европы.

Почему же тогда люди из  ЕС против вас?

"Потому что они левые"

Вы говорите, что если бы нынешнее правительство было левым, то те же самые изменения были бы приняты?

"Думаю, да".

Но члены  PiS не левые. Например, аборт допускается только в трёх случаях.

"Когда жизнь матери в опасности; когда беременность является результатом изнасилования или кровосмешения; когда установлено, что у плода есть наследственное заболевание, такое как синдром Дауна".

Что вы будете делать, если ЕС скажет вам: "Если вы настаиваете на сохранении ваших судебных изменений, мы прекратим всякую финансовую поддержку Польше" ?

"Это не лучший способ говорить с поляками".

Всего несколько дней назад я прочитал, что израильское правительство опубликовало опрос, в котором говорится, что антисемитизм в Польше растёт и что 18% поляков хотят, чтобы евреи, которые всё ещё живут в Польше, уехали из страны. Вы знаете об этом?

"Я не знаю, откуда эти цифры. Антисемитизм в Польше минимален."

Иерусалим - столица Израиля, да или нет?

"Конечно"

Я потягиваю свой кофе, отпиваю соды и удивляюсь: этот чиновник  из PiS не так плох, как я думал. Я что-то упустил?

Я возвращаюсь в свой отель, спускаюсь в бар и заказываю "пироги", польское лакомство, которое всегда любил. Я просматриваю новости.
Читаю в Washington Post:

"Иерусалим. Дипломатический кризис между Израилем и Польшей усиливается. В воскресенье, заместителя главы миссии Польши Петра Козловского вызвали в израильское министерство иностранных дел в Иерусалиме в связи с  законом, утверждённым парламентом, согласно которому высказывания о том, что польское государство было причастно  к преступлениям, совершённым во время Холокоста, являются уголовно наказуемыми".

Что происходит?

Израильские политики всех политических убеждений строго осуждают этот закон и требуют, чтобы Польша немедленно отменила его, что понятно, по крайней мере для "жидков" (к которым отношусь и я).
Я обсуждаю это  с поляками, и меня шокирует то, что по их словам, реакция израильтян доказывает ещё раз, что Польша не может расчитывать на евреев, как она не могла расчитывать на них в эпоху, когда в Польше действовала  жидокомуна.
Я не понимаю, о чём они говорят, и они объясняют:  Жидокомуна  это советская тайная полиция, состоящая в основном из евреев, и в 1945-1956 годах они убили более 200 000 польских патриотов.

Звёзды Давида в Лодзи, жидокомуна в Варшаве, "жидки" повсюду, агрессивность исходит со всех сторон. Что происходит в Польше?

Я договариваюсь о  встрече с премьер-министром Матеушем Моравецким, и в назначенное время иду в его офис.

Какие черты делают поляка поляком? - спрашиваю я его.

"Гостеприимство, открытость, доброжелательность к людям. Это качества, которые я бы назвал  "типично  польскими". И креативность. И чрезмерный индивидуализм", - отвечает он.

Мне показалось, говорю я, правда это или нет, но поляки считают, что их недостаточно уважают в мире. Это так?

Вот интересное наблюдение, с которым я согласен. В Германии немцы говорят: "Падение Берлинской стены повлекли за собой изменения(падение  "железного занавеса" и распад  Советского Союза). Но немцы ничего не сделали, чтобы  начались эти изменения. Тем не менее, они говорят, что это Берлинская стена, а не Солидарность, не Рональд Рейган и не Иоанн Павел II. Мы чувствуем себя обманутыми".

О, Дева Мария, мать еврейского ребёнка, вот опять: история, история, история.
Я не хочу тратить своё время на историю. Я хочу поговорить о  том, что происходит здесь и сейчас. Статья 7, Иерусалим, "Закон о Холокосте".

Мы начинаем со статьи 7.

Только в Берлине, - говорит министр, 11% судей, которые служили во время ГДР, сохранили свои должности после объединения Германии с остальной части бывшей ГДР. Я думаю, что всего осталось 30- 33% прокуроров и судей. В Польше нет ничего подобного. Все судьи 1980-х годов, которые фактически судили моих собартьев по оружию, потому что я был очень активен в качестве активиста и борца за свободу демократии, были частью системы правосудия в 1990-х годах. Многие из них, не все, действовали совершенно неприемлемым образом".

Эти "несоответствующие" судьи назначили других судей, которые, в свою очередь, всё ещё назначают других судей, процесс, который создает коррумпированную правовую систему, которую его правительство хочет теперь изменить.

Если всё так просто, то угроза ЕС - глупость. Зачем европейцам беспричинно нападать на Польшу?

"Проблема в том, что Польша не объяснила  проблему как следует, но как только она это сделает, всё будет нормально".

Но вы объясняете уже два года!

"Тем не менее, я  почти уверен, что если бы поляки сумели лучше донести о тех изменениях, которые правительство внесло в правовую систему, наши коллеги из ЕС оценили бы это".

Адам Михник сказал мне, что ваше правительство, имеет право отстранить любого судью, и назначить другого. Это так?

"Понимаете, именно так происходит распространение слухов по всей Европе. Это неверно. Адам Михник вас обманывает. И когда я сравниваю ситуацию в Польше с очень низким уровнем коррупции и процветающей демократией, например, с Болгарией, Румынией или Чехией и Венгрией, в которых полно коррупции, мне смешно это слышать".

Все страны ЕС могут объяснить необходимость своих реформ, все, кроме поляков?

"Никто не проводит таких глубоких реформ, как мы"

Если ЕС примет меры в ответ на Статью 7, лишив Польшу права голоса, что вы будете делать?

"Это будет очень печальный момент для Европы".

Но вы подчинитесь Брюсселю?

"Нет. Мы будем продолжать вносить изменения, потому что считаем, что они необходимы".

Я делаю глоток содовой, и зачитываю ему отрывок из Вашингтон пост, а также  рассказываю о старом еврее, которого я встретил в Лодзи во время моего первого визита в страну.

Если кто-то расскажет такую историю, спрашиваю я его. то будет ли он привлечён к ответственности и заключён в тюрьму?

"Нет. Не только это лицо не будет преследоваться в суде, но исследования по этому вопросу обязательно должны проводиться, их следует поощрять, поскольку мы должны  знать историческую правду".

Так что, Washington Post ошибается?

"Полностью ошибается. Закон, принятый польским законодательным органом, касается тех, кто обвиняет польское государство и весь польский народ в убийстве евреев. Речь не идёт об отрицании преступлений, совершённых некоторыми людьми".

Настал момент рассказать о  граффити. Мы живём в  2018 году. На улицах Лодзи и, в меньшей степени, в других польских городах и деревнях есть ужасные антисемитские граффити, содержащие такие слова, как "Zydzigaz"  (еврей должен быть  сожжён в газовой печи),  и неисчислимое число звёзд Давида.

Почему, я спрашиваю, польское правительство  ничего не делает, чтобы стереть их, или оштрафовать тех, кто это делает?

"Мы должны делать больше, чтобы этого вообще не было".

Почему же вы не делаете?

"Мы сделаем это. Авторы граффити должны быть наказаны".

Когда я приеду в Лодзь в следующем году, стены будут чистыми?

"Да, надеюсь. Я приложу для этого все усилия".

Вы обещаете?

"Да".

Я приеду  в следующем  году. Но пока, у меня есть ещё вопросы.

Иерусалим - столица Израиля  или нет?

"Да, мы воздержались при голосовании в ООН. Мы были под давлением наших партнёров в Западной Европе, у которых другая точка зрения на этот вопрос. Они считают, что Иерусалим с 1967 года окупиирован".

Что вы об этом думаете?

"То, что я лично думаю, я не могу высказать публично".

Что означит, что ЕС оказывает на вас давление? Какое давление? Что они сказали? "Премьер-министр, если вы проголосуете за то, что Иерусалим является столицей Израиля, мы сделаем то-то и то-то против вас? Что именно они могли сделать?

"Я оставляю это для вашего воображения..."

Я прощаюсь с премьер-министром, и, когда я покидаю его, образ старого еврея из Лодзи следует за мной.

Возвращайся  и покойся с Б-гом, добрый старый еврей, потому что эта Польша не так плоха, как  вы думали. Не волнуйся, я буду внимательно следить за этой страной, обещаю вам.

       Перевод с французского Юлии (Juma33)

Комментариев нет:

Отправить комментарий